Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сша (список заголовков)
19:58 

5 сентября: запуск межзвёздного зонда "Вояджер-1"

Тенденция, однако...
21:53 

Ещё к годовщине окончания Второй Мировой

Тенденция, однако...
Оригинал взят у iskandermakarov в А вот ровно 67 лет назад...

...война закончилась. То есть шла она, получается, 1 или 2 дня - и ещё 6 лет. Почему в советские времена днём победы над Японией считалось 3-е сентября, а не 2-е - понять не могу: капитуляция, даже по московскому времени, была подписана задолго до полуночи...

Да, мы победили,

Хотя и была сильна

Неправедной силой ведома

Та Сторона...

В общем-то, конечно, шансы на победу Оси изначально были невелики. Переслегин считает, что немцы упустили свой шанс между летом 1940-го и осенью 1941-го гг., японцы - в 1942-м. Причём, как ему кажется, даже в самом лучшем для Германии варианте, речь всё равно могла идти только о довольно локальной её победе над СССР. Ни о каком полном уничтожении советского государства говорить нельзя было бы по-любому, у немцев не было на это даже не сил, а времени - по крайней мере, покуда не была бы устранена англо-американская угроза. То есть в этом печальном варианте альтернативной истории СССР терпит поражение, но отнюдь не подписывает безоговорочную капитуляцию, хотя условия мира могли быть тяжёлыми (как у Германии после Первой Мировой). Если подавить Британию немцы вполне могли, то США, в обозримый период - вряд ли. Но тогда Вторая Мировая плавно перетекает в Холодную войну, с ядерно-космической гонкой и прочими прелестями. В таких условиях затевать новую войну в Старом Свете (ради окончательного уничтожения СССР) - для Рейха просто самоубийство... Наоборот: Германии пришлось бы поступиться частично результатами своих побед ради урегулирования японо-американских противоречий.

Так - по Переслегину. Лично мне кажется, что ценность Британской Империи для Гитлера заключалась в значительной степени в том, что она, будучи страной, "над которой никогда не заходит Солнце", имела плацдармы в самых разных частях мира. В частности - в Северной Америке (Канада). Если бы, после поражения СССР в 41-м, в Британии пало бы правительство Черчилля (весьма вероятный сценарий), то "Владычица Морей" стала бы союзником (по факту - младшим партнёром) Рейха. И тогда у Гитлера появляется реальная возможность "прижать к ногтю" и США: совместные военно-морские силы стран Оси плюс Королевский Флот намного превышали по численности (не говоря уже о боевом опыте) ВМФ США. Ну, а чего стоила американская армия (со своими несколькими сотнями клёпаных танков) против Вермахта образца 41-го года, мы все понимаем... Разумеется, у США оставалась возможность уничтожить канадский плацдарм ДО того, как туда прибудут значительные силы немцев. Береговая авиация вместе с флотом прикрыли бы это вторжение (учитывая, что часть внутриканадских коммуникаций тогда вообще проходила по территории США, особо много времени операция не заняла бы даже у тогдашних джиаев).

Но - это только если бы они не упустили время. А ведь могли и упустить. По крайней мере, попробовать стоило. И потому Гитлер упорно отказывался как от высадки на Британские острова, так и от полномасштабного удара по ближневосточным территориям Британской Империи - просто потому, что это могло привести к её распаду, а он желал заполучить её целиком. Ну, а к 42-му году "пространство решений" за Рейх оказалось пустым: он втянулся в войну на истощение с СССР, а с тыла нависали США. Они, правда, воевали с Японией, но, учитывая, что та экономически уступала им на порядок, исход был почти предрешён.

Последний шанс Оси - то самое почти - это и есть Тихоокеанская война, закончившаяся 2 сентября 1945-го. Там вообще всё в итоге свелось к одному-единственному сражению - у атолла Мидуэй. Оно оказалось в полном смысле слова стратегическим: тот, кто его выигрывал, выигрывал и войну. Одолевают японцы - и скоро отбирают у США Перл-Харбор и Датч-Харбор вместе с Гавайями и Алеутами соответственно и, фактически, кладут в карман весь Океан. Дальше, если США не капитулируют (разумеется, условия вовсе не были бы особо тяжёлыми, от них просто потребовали бы оставить Азию в покое), идут удары на "отсечение" - Аляски, Южной Америки, Панамского канала... Защитить Аляску у США уже нет реальной возможности. Сохранить влияние в Южной Америке шансов тоже практически нет (слабейшие предпочитают дружить с победителями). Захват Зоны Канала вообще мог привести к выходу японских сил в Атлантику... В конечном счёте, США пришлось бы в той или иной форме сдаться. После чего Япония, нависающая над восточными границами СССР, предложила бы свои услуги в качестве посредника для советско-германских переговоров о компромиссном мире - ситуация выходит практически зеркальной по отношению к 40-41 гг. Но поражение при Мидуэе приводило к тому, что Япония проигрывает США просто за счёт грубой экономической силы. Так в итоге и вышло, японцев завалили: не трупами - металлоломом...

Чего же ради тогда шла война в 43-м, 44-м и 45-м гг, если уже в 42-м всё было решено?

Теперь острейшая борьба шла между официальными союзниками. От успехов на фронтах зависела послевоенная расстановка сил (и, соответственно, перспективы возможной следующей войны). Определение Лиддел-Гарта: победа в войне - это достижение мира, лучшего, нежели довоенный. Вот ради этого война и шла в 1943-45-м. Британия уже её проиграла: ни при каких обстоятельствах она не смогла бы сохранить своё довоенное положение одного из столпов мировой политики. Она явно была выбита из высшей лиги, и максимум, на что могла рассчитывать - это "особые условия" при принесении вассальной присяги США (а то - и СССР). Но вот Соединённые Штаты и Советский Союз боролись между собою изо всех сил. Задачей США стало нанести поражение Японии до того, как будет решена судьба войны в Европе - и принять масштабное участие и в этой войне. Если США побеждают Японию, скажем, к 1944-му году, то в Китае плодами их победы пользуется лояльно к ним настроенный Гоминьдан, а коммунисты в гражданской войне терпят поражение. После чего американская армия ещё и в Европе громит Гитлера... Задача СССР, соответственно, оказалась обратной: разгромить Германию как можно быстрее, до того, как англо-американцы успеют подготовиться к полномасштабной высадке в Европе, после чего принять участие и в разгроме Японии.

Это соревнование США проиграли. Американцы поняли, что не успевают, и, сочтя Европу более важным регионом, перенесли основные усилия на борьбу с Германией. Высадка в Нормандии позволила им в итоге закрепиться в Европе - но стоила поражения в Китае (хотя Японию и часть окраин Восточной Азии они смогли всё же захватить). В итоге Советский СОюз не получил доминирования в Европе - зато "положил в карман" Китай. В общем и целом, СССР и США выполнили свои планы лишь частично (хотя СССР - в несколько большей степени). Это и сделало неизбежным послевоенное противостояние между ними.

Обращаю внимание: даже если бы СССР в 1941-42 гг. вообще не сумел бы добиться никаких успехов, и фронт так и проходил бы под Москвой - всё равно, в 1943-м и позже шансов у Оси не было. Всё равно, когда экономика США развернулась бы на полную мощь, немцев в итоге так же бы "завалили металлоломом", как японцев. Ленд-лиз в этом варианте составил бы не 4% от ВВП СССР, а 40% - или 80. Американские войска были бы переброшены в Европу, не в Британию - так в Подмосковье... Всё равно: Рейх был бы раздавлен превосходящей мощью. Но в этом варианте, разумеется, СССР после войны стал бы бесспорным сателлитом США с ненамного более высоким статусом, чем Великобритания.

С другой стороны - а если бы СССР, например, не вмешался бы в войну в Азии - что тогда? В 1945-м году США, подойдя к Японским островам, высадиться там уже не успевали (близка осень с её ураганами). Ядерных бомб до конца года у США уже не появляется (их в 45-м было изготовлено 3 штуки: одну взорвали на испытаниях 16 июля в Аламогордо, остальные применили в Хиросиме и Нагасаки). Значит, вторжение на Острова переносится на 46-й. В этом году США создали 9 ядерных бомб, до начала вторжения - 4-5. То есть принципиально наличие ядерного оружия ситуацию не меняет (4-5 городов США вполне могли сровнять с землёй и обычными бомбардировками). Вполне вероятно, что Япония в условиях вторжения применила бы собственные наработки в области бактериологического оружия (самый простой вариант - распространив болезнь среди населения уже захваченых территорий, активно взаимодействующего с оккупационными войсками).

Первично-лёгочная форма чумы - страшная вещь. Большинство больных, если не оказана помощь, умирает на 3-4 сутки, но и в первые 24 часа уже имеет место заметная смертность. Стрептомицин, антибиотик, который "бьёт" чуму, был открыт только в 1944 г. и едва ли был уже произведён в нужных количествах. Но даже в случае наличия антибиотика - больной ещё должен дожить до его применения. Более того, даже после этого уже выделившиеся токсины наносят настолько большой ущерб организму больного, что пострадавший по меньшей мере на длительный срок теряет бое- и трудо-способность (если вообще выживает, что тоже не гарантировано). В настоящее время смертность при чуме составляет 5-10% - это при нынешнем уровне распространённости антибиотиков и с учётом того, что при случайных вспышках 70-80% случаев составляет значительно менее опасная бубонная чума, а не лёгочная. Можно себе представить масштаб ущерба в 40-х гг., в условиях войны.

И чума - только один из "боеприпасов" японцев. Вполне вероятно, что и 46-м году захват Японии оказался бы невозможным. В общем, отсутствие советской помощи приводит к затягиванию войны ещё на несколько лет и гибели сотен тысяч солдат и миллионов некомбатантов. Зато вся Азия - если СССР не вмешивается в конфликт - остаётся за США.

Вот - примерно так. Краткое резюме:

Ось имела шансы на победу в 1940-42 гг., но не смогла воспользоваться ими. В 1943-45-м на фоне продолжающейся войны между "Осью" и "Союзниками" шла одновременно неявная внутренняя борьба по линиям "СССР - США" и "США - Великобритания" (хотя последнее противостояние было гарантированно выиграно США ещё в 1941-м). СССР становился после войны тем сильнее, чем быстрее он побеждал Германию. США становились после войны тем сильнее, чем быстрее побеждали Японию (получается, что Германия была невольным союзником США, а Япония - СССР)... В итоге СССР и США добились сравнимых успехов, что и предопределило всю послевоеную политику.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru




@темы: Великая Отечественная война, Вторая Мировая война, Германия, СССР, США, Третий Рейх, Япония, аналитика, история, красный день календаря

15:17 

2 сентября: окончание Второй Мировой войны

Тенденция, однако...

2 сентября 1945 года Вторая Мировая война завершилась, продлившись, тем самым, 6 лет и 1 день (по европейскому счёту).
Впрочем, дата её окончания хоть и менее спорна, чем дата начала, но и она не стопроцентно очевидна.
Япония сначала пыталась капитулировать только перед США (ещё в августе). Подписана по всем правилам капитуляция была 2 сентября. Но непосредственно сдача позиций и вооружения китайцам на континенте заняла много времени - с сентября фактически по декабрь. По вполне объективным причинам: уж слишком большие территории захватили японцы и поддерживаемые ими марионеточные режимы, слишком слабы были китайцы, которым они сдавались.
Китайцы, кстати, воевали упорно и достаточно умело, многие города несколько раз переходили из рук в руки, как у нас - Харьков (по накалу борьбы и воле к победе Китай с какой-нибудь Францией - не сравнить). Ближе к концу, когда мобилизационный потенциал территорий, остававшихся под контролем официального правительства Чан Кайши, сократился до критического уровня, стали формироваться даже чисто женские пехотные части. В СССР, к примеру, до этого не дошло (хотя планы такие существовали - мужчинами в таких частях должны были быть только заряжающие тяжёлых орудий; но после победы под Москвой в этом уже не было нужды). И Китаю удалось удержать свою часть общего фронта Союзников: японская армия не смогла полностью захватить Китай и использовать его как основу для дальнейшей экспансии (против СССР, в частности).

Вторая Мировая война была очень сложным социально-историческим и цивилизационным явлением. Сплошь и рядом формальные союзники исторически были куда более бескомпромиссными врагами, чем официальные противники.
Скажем, Германия и Россия в истории враждовали как раз относительно редко.


Дальше - тут: http://samlib.ru/editors/l/lychew_a_p/2sentjabrjaokonchaniewtorojmirowojwojny.shtml


@темы: Вторая Мировая война, Китай, СССР, США, Япония, ежедневник, история

11:02 

29 декабря - #Техас: свобода ради рабства

Тенденция, однако...

29 декабря 1845 года Республика Техас вошла в состав Соединённых Штатов Америки. Это решило проблему вооружённых конфликтов между техасцами и мексиканцами, не утихавшими с момента Техасской революции 1835-36 гг. Не окончательно, конечно: более-менее всё закончилось только после Американо-мексиканской войны.
Показательна тут причина, из-за которой вообще первоначально столкнулись техасско-американские колонисты и мексиканские власти, что привело к Техасской революции, провозглашению независимости Техаса, а в конечном счёте сыграло огромную роль и в провоцировании войны между Мексикой и США. Тогда, в 1830-х, встал вопрос о рабстве. В Мексике оно было запрещено, но практиковалось в США и, как следствие, среди американских иммигрантов. Вот именно ради этого - ради свободы сохранить рабство - и велась борьба. Именно за это воевали техасцы и, в конечном счёте, американцы...



@темы: США, Техас, диалектика, ежедневник, история

18:09 

16 декабря - "Бостонское чаепитие"

Тенденция, однако...
Оригинал взят у chukchasociolog в 16 декабря - "Бостонское чаепитие"

Вот и попили чаю, такскзсть...
На дворе стоял 1773 год. Английское правительство, которому не хватало денег (а когда какому правительству их хватало?), обложило дополнительным налогом чай, доставляемый в североамериканские колонии. Что нарушало право колонистов подчиняться тому налоговому законодательству, в принятии которого принимали участие их представители (а колониальное самоуправление влияния на лондонский Парламент, понятно, не имело никакого).
В итоге груз чая оказался уничтожен. В ответ правительство распустило местное самоуправление, слово за слово - и в 1776-м году, когда Второй Континентальный Конгресс фактически взял на себя функции сепаратистского правительства, началась война. Одновременно с началом эскалации была принята и Декларация Независимости...



@темы: Великобритания, США, война, гражданская война, ежедневник, история

01:58 

7 декабря: атака на #Перл-Харбор

Тенденция, однако...

И - начало Тихоокеанской войны в рамках Второй Мировой войны.

Атака Пёрл-Харбора (или, по японским источникам, Гавайская операция) — внезапное комбинированное нападение японской палубной авиации авианосного соединения вице-адмирала Тюити Нагумо и японских сверхмалых подводных лодок, доставленных к месту атаки подводными лодками Японского императорского флота, на американские военно-морскую и воздушные базы, расположенные в окрестностях Пёрл-Харбора на острове Оаху (Гавайские острова), произошедшее воскресным утром 7 декабря 1941 года.
Атака состояла из двух авиационных налётов, в которой участвовало 353 самолёта, вылетевших с 6 японских авианосцев. Итогом нападения стало затопление четырёх линейных кораблей ВМС США (два из которых были восстановлены и возвращены к службе в конце войны), ещё четыре были повреждены. Японцы также потопили или повредили три крейсера, три эсминца, 1 минный заградитель; уничтожили 188—272 самолетов (по разным источникам); человеческие жертвы — 2402 убитых и 1282 раненых. Электростанция, верфь, топливное и торпедное хранилища, пирсы, а также здание главного управления от нападения не пострадали. Японские потери были минимальными: 29 самолётов, 4 малогабаритные подводные лодки вместе с 65 погибшими или получившими ранения военнослужащими.


У нас как-то сложилось двойственное отношение к Тихоокеанской войне. СССР вступил в неё только в самом конце, всё время Великой Отечественной между Советским Союзом и Японской Империей продержался нейтралитет. А потом, когда мы сами стали рассматривать США как основного врага, к Японии проснулось даже некое сочувствие.
С одной стороны - это глупо:

на тот момент - во 2МВ - Япония однозначно была нашим врагом. То, что во внутрияпонских феодальных разборках Армия проиграла Флоту, и было выбрано южное (война с США), а не северное (война с СССР) направление экспансии, дело отчасти случая, отчасти - нашей победы под Москвой (ну, и вполне памятного японцам разгрома на Халхин-Голе в 39-м). Но вполне могло случиться и иначе.
И именно так оно в то время и воспринималось. У нас, в Запасной Столице - Куйбышеве, в день нападения на Перл-Харбор в "Парусе" (ресторан и неофициальный пресс-центр) состоялась эпохальная драка между японскими и американскими журналистами... Так вот старики однозначно определяют итог: "наши победили". "Наши" - это американцы, и никак иначе.
Тем не менее, совсем уж ошибочным такой подход не является. Просто самое позднее с 1943-го года шансы Оси на победу во 2МВ стали строго равны нулю. И весь смысл войны теперь заключался в "гонке" между союзниками. Если США успевают задавить Ямато раньше, чем СССР - Рейх, то они могут поучаствовать и в разгроме Германии, что позволит им проглотить не только всю Восточную Азию (которая при таком раскладе освобождается именно ими), но и Западную Европу (как минимум - Западную). Если же СССР выигрывает свою часть 2МВ раньше, то он получает всю Европу и половину Азии. Так что в определённом смысле японцы с американцами воевали за советские интересы, а немцы с нами - за американские...
В итоге, как известно, американцы, поняв, что не успевают, сочли, что Европа важнее Азии, и ослабили натиск на Японию ради переброски войск в Европу против Германии (ЕМНИП, решение принято на Тегеранской конференции). В итоге они получили свою Западную Европу... но основная часть Восточной Азии - в том числе Китай - досталась СССР. Почти ничья, но по очками мы вели, да...


Что касается непосредственно нападения на Перл-Харбор... Что ж, мало остаётся сомнений в том, что Рузвельт сознательно провоцировал Японию на атаку. Уж слишком нужна была США эта война, и слишком сильны были позиции изоляционистов в Конгрессе. Более того, чем более тяжёлый ущерб понесли бы США при такой атаке, тем лучше достигались бы стратегические цели Рузвельта: в ходе справедливой войны установить контроль над Европой и Восточной Азией, окончательно подчинив Британскую Империю и не дав подняться СССР. Цель, средства... Ну, мы же всё понимаем, правда?

Тем более, что - чего уж тут - у нас в начале Великой Отечественной тоже много странного происходило. Версия Онотоле действительно многое объясняет...



@темы: Великая Отечественная война, Вторая Мировая война, Онотоле, СССР, США, Япония, ежедневник, история

03:42 

6 августа: #Хиросима

Тенденция, однако...
Оригинал взят у iskandermakarov в #Хиросима: 69 лет началу атомной эры...


69 лет назад Малыш Энолы Гэй уничтожил Хиросиму. Так и началась атомная эра...

Да уж...

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru



КОНЕЦ ЦИТИРУЕМОГО СООБЩЕНИЯ


Угу. Никакого военного смысла в ядерном ударе не было: в Японии и без ядерного оружия, ЕМНИП, из 75 городов с населением больше 100 тыс. на тот момент были сожжены 66. Из оставшихся 4 находились на Хоккайдо, куда американская авиация не долетала, а 1 - Киото - был вычеркнут из списка целей по причинам гуманитарного характера (как слишком важный религиозный центр, удар по которому скорее усилил бы сопротивление японцев, чем ослабил). Ну вот из 4 оставшихся целей 2 были уничтожены ядерными ударами. То же самое можно было сделать и обычными бомбами - эффект оказался бы тот же. Маловероятно, что удар по 2 городам повлиял бы на Японию сильнее, чем удар по 66 предыдущим...
Но и сказать, что это была такая типа-угроза СССР, тоже нельзя: просто потому, что у США за весь 45-й год больше бомб на вооружение так и не появилось. А в 46-м появилось аж 9 штук... В общем, на СССР куда большее впечатление произволи бы бомбы, готовые к использованию, нежели уже взорвавшиеся.
Логика тут была на самом деле совсем другая - чисто бюрократическая. Руководителям Манхэттенского проекта надо было просто отчитаться перед политическим руководством. Продемоснтрировать хоть что-то, напомина.щее полезную отдачу на огромные вложенные ресурсы. Реальная эффективность ядерной бомбардировки в этом смысле не имела никакого значения. Ну вот и...


@темы: Вторая Мировая война, США, Тихоокеанская война, Хиросима, Япония, атомная энергия, война, день памяти, ежедневник, история, мрачно, ядерное оружие

04:01 

И какая связь между неграми и арбузами? Где логика???

Тенденция, однако...

Администрация частной школы в Северной Калифорнии принесла извинения родителям учеников за включение в меню школьной столовой арбуза, жареной курицы и кукурузного хлеба во время месячника истории афроамериканского населения США, сообщает Associated Press.

Об изменениях в меню столовой частной школы для девочек в городе Конкорд стало известно в начале февраля. В течение этого месяца в США традиционно проходят мероприятия, посвященные истории чернокожего населения страны. В среду, 5 февраля, в школе состоялось собрание, на котором администрация принесла извинения. По словам директора школы Нэнси Либби, учебное заведение не собирается следовать расовым стереотипам.

В США существует распространенный стереотип, что жареная во фритюре курица и арбузы являются любимой едой афроамериканцев. Стереотип считается оскорбительным для чернокожих. Так, в 2009 году мэр калифорнийского города Лос-Аламитос Дин Гроуз вынужден был уйти в отставку со своего поста после того, как разослал друзьям картинку с изображением засаженного арбузами огорода Белого дома, намекая на приход к власти первого в истории США чернокожего президента Барака Обамы.



Надо же. Никогда не слышал... :-/
Не могу так вот навскидку догадаться, почему именно этот набор продуктов...


@темы: США, антропология, забавно, культурология, странное

01:52 

21 января - начало осады Кхешани

Тенденция, однако...

Вьетнамская война США - "Вторая Индокитайская" - уже вполне отчётливо имела не только непосредственно военно-политическое, но и "информационное" измерение. Сплошь и рядом без его учёта невозможно разобраться в ходе боевых действий, кто выиграл и кто проиграл и т.п.
21 января 1968 года началась осада Кхешани - одно из ключевых сражений этого периода войны. Сама эта американская база (первоначально - как лагерь спецназа) была построена недалеко от Демилитаризованной Зоны и лаосской границы ещё в 1962 году, и долгое время не привлекала особого внимания. Самих американцев скорее разражала необходимость держать для охраны этого пункта силы, которые могли быть использованы в другом месте. Но в преддверии готовящегося Тетского наступления вьетнамцы приняли решение об атаке Кхешани. Американцы обнаружили концентрацию войск противника, вовремя перебросили в район подкрепления - и началась осада.
Вьетнамцы успешно блокировали переброску подкреплений по земле - база снабжалась исключительно по воздуху. С вьетнамской стороны против неё действовала крупная армейская группировка (больше двух дивизий). Американцы же использовали для поддержки осаждённых даже бомберы-"стратеги" B-52 (по три при полной загрузке раз в 90 минут - т.е. по 27*3=81 тонна бомб...).
Осада продолжалась 11 недель, и в дальнейшем, после пары неудачных попыток штурма, вьетнамцы перебросили часть войск в Хюэ. В итоге американцы сумели провести в район войска по земле, тем самым формально завершив осаду. Правда, к тому времени они уже вели массированное контрнаступлние после окончания Тетского наступления вьетнамцев, и Кхешань как оборонительный пункт потеряла значение.  В итоге 6 июля американцы её таки оставили - и развалины были заняты вьетнамцами, которые заявили об успешном окончании осады.
Правда, в дальнейшем они тоже покинули этот не представляющий уже интереса пункт. База Кхешань была восстановлена в 1971-м перед началом вторжения в Лаос - и окончательно захвачена вьетнамцами во время Пасхального наступления в 1972-м. Всё - финиш: на этом война для этого крошечного пятачка территории Вьетнама, наконец, закончилась.

Так вот - что в этом контексте важно. Американцы рассматривали осаду Кхешани как очень важную битву: мол, Во Нгуен Зиап хотел повторить успех с Дьенбьенфу, когда, после осады и капитуляции этой французской крепости, вскоре последовала и фактическая капитуляция Франции в Первой Индокитайской войне в целом. Вьетнамцы же утверждали, что удар в направлении Кхешани был отвлекающим, и проходил в общей логике пограничных сражений, оттягивающих американские силы из внутренних районов страны, по которым готовился массированный партизанский удар.
Так вот. Если правы американцы, то они, несомненно, выиграли это сражение: осада базы оказалась неудачной. Хотя в итоге гарнизон Кхешани был эвакуирован (в значительной мере - как раз "во избежание";), это произошло уже в существенно иной стратегической обстановке, когда её ценность стремилась к нулю. Если же правы вьетнамцы, и Кхешань - просто отвлекающий манёвр перед гораздо более масштабным Тетским наступлением, то победили в этом столкновении они: им действительно удалось надолго задерживать в этом регионе крупные силы американцев (по стратегические бомбардировщики включительно), и при том в конце концов база пала - напуганные американцы сами её эвакуировали: хоть захват противником Кхешани с военной точки зрения и уже не имел бы теперь значения, американская пропаганда "накачала" этому объекту слишком большую значимость (народ долго убеждали в том, что там чуть ли не решается судьба всей войны). Вполне вероятно, кстати, что в реальности - неверно ни то, ни другое, и что военные независимого народно-демократического Северного Вьетнама хотели показать, что могут добиться большего, чем южновьетнамские партизаны; отчасти им это удалось - после провала Тетского наступления НФОЮВ уже не играл особой роли, и фактически против США и Сайгонского режима воевала непосредственно Демократическая Республика Вьетнам.
В любом случае, вполне понятно, что "информационное" значение борьбы за Кхешань оказалось как минимум не меньшим, чем непосредственно военно-стратегическое. То же самое, кстати, можно сказать и обо всём Тетском наступлении. Оно оказалось для вьетнамцев вполне провальным - с чисто военной точки зрения. Но вот информационный эффект от этой масштабной атаки оказался столь сильным (официальная американская пропаганда накануне него говорила, что противник - "на последнем издыхании" и практически неспособен на крупные операции), что общее стратегическое положение США после неё ухудшилось.

Вообще же Кхешань, по-видимому, относится к редкому классу взаимно выигранных сражений. Ну, по Лиддел Гарту: победа есть достижение мира лучшего, нежели довоенный. Причём критерий "лучшего" может быть вполне субъективным. Ну вот в этом случае как раз обе стороны, такое впечатление, получили то, чего хотели: американцы - отстояли крепость, вьетнамцы - провели успешную отвлекающую операцию (и в конечном счёте крепость таки получили).


@темы: Вьетнам, США, война, ежедневник, история

03:08 

15 января - сахарный потоп в Бостоне

Тенденция, однако...

15 января 1919 года произошла одна из самых странных катастроф в истории. В Бостоне взорвался гигантский резервуар с мелассой - чёрной патокой, которая у нас в основном используется как составная часть сельско-хозяйственных кормов, а в США и Канаде используется и в кулинарии в качестве популярного сиропа.

Катастрофа произошла на алкогольном заводе компании Purity Distilling Company во время постепенной реализации «сухого закона». Ферментированная меласса в то время широко использовалась для получения этанола. Накануне введения полного запрета владельцы стремились изготовить и реализовать как можно большее количество продукции.
День выдался необычайно тёплый. Видимо, из-за усталости металла в переполненном резервуаре с 8700 м³ патоки (диаметром 27 м, высотой 15 м) разошлись соединённые заклёпками листы металла. Очевидцы слышали громкие хлопки, напоминающие пулемётные очереди. Земля дрогнула, как будто прошёл поезд.


Несмотря на некоторую комичность ситуации, последствия катастрофы оказались более чем печальными:

На улицы города хлынула волна патоки высотой от 2,5 до 4,5 м. Давление патоки было настолько велико, что сдвинуло с путей грузовой состав. Близлежащие здания были затоплены на метровую высоту, некоторые из них обрушились...
...волна сахаросодержащей жидкости пронеслась по улицам города со скоростью около 60 км/ч.


21 человек погиб, около 150 попали в больницы. Тела погибших опознать было практически невозможно. На протяжении нескольких месяцев после бедствия местные жители страдали от кашля и приступов удушья.

Н-да...


@темы: катастрофы, история, ежедневник, США, Бостон

17:14 

29 декабря - Техас: свобода ради рабства

Тенденция, однако...

29 декабря 1845 года Республика Техас вошла в состав Соединённых Штатов Америки. Это решило проблему вооружённых конфликтов между техасцами и мексиканцами, не утихавшими с момента Техасской революции 1835-36 гг. Не окончательно, конечно: более-менее всё закончилось только после Американо-мексиканской войны.
Показательна тут причина, из-за которой вообще первоначально столкнулись техасско-американские колонисты и мексиканские власти, что привело к Техасской революции, провозглашению независимости Техаса, а в конечном счёте сыграло огромную роль и в провоцировании войны между Мексикой и США. Тогда, в 1830-х, встал вопрос о рабстве. В Мексике оно было запрещено, но практиковалось в США и, как следствие, среди американских иммигрантов. Вот именно ради этого - ради свободы сохранить рабство - и велась борьба. Именно за это воевали техасцы и, в конечном счёте, американцы...


@темы: США, Техас, диалектика, ежедневник, история

21:03 

23 декабря - основание #ФРС: С днём рождения - или Покойся с миром!

Тенденция, однако...


Да-да, ФРС США основана ровно 100 лет назад. В 1910-м г. крупнейшие банкиры и часть политической элиты США по-шпионски, анонимно пробирались на остров Джекил, где, после многодневного "мозгового штурма", и было принято то самое решение...)) Реализовалось же оно чуть позже - когда его удалось протолкнуть через Конгресс. Причины появления и итог столетней деятельности сабжа лучше Хазина не подведёт никто:

...механизм развития при капитализме — это углубление разделения труда. Есть углубление — есть развитие, нет углубления — начинается кризис. Но углубление разделения труда ведёт к увеличению рисков производителя (грубо говоря, он должен встраиваться во всё более сложную технологическую цепочку и во всё более конкурентную среду). И, таким образом, институциональные проблемы капитализма — это создание институтов, которые уменьшают риски производителя.

Если посмотреть на историю капитализма, то там было два основных инструмента снижения рисков: расширение рынков (рынков сбыта и/или рынков приобретения ресурсов, которые позволяли снижать себестоимость производства в рамках старой системы) и перераспределение рисков. В качестве главного инструмента последнего выступала банковская система, которая брала на себя часть рисков производителя.

...процентная ставка банковского кредита состоит не только из маржи банкира, она включает в себя (зачастую существенно большую) плату за риск.

...Так вот, возвращаясь к капитализму, можно отметить, что к концу XIX века оба существующих на тот момент способа снижения рисков были исчерпаны. Мир был поделен между колониальными империями, а банковская система столкнулась с кризисом. Производители в условиях роста конкуренции требовали снижения ставок, а банки, с учётом растущих рисков, нуждались в её повышении... В конце концов уровень рисков уже по всей банковской системе стал запредельным и произошёл классический кризис межбанковского кредитования, который нам хорошо известен, например, по 1995 году. Случилось это в 1907 году.

За этим последовал и экономический кризис (первый кризис падения эффективности капитала), для преодоления которого было необходимо восстановить ликвидность банков (чтобы они могли и дальше брать на себя риски производителей). Для этого Дж. П. Морган (старший) произвёл взаимозачёт внутри банковской системы и, добавив свои собственные деньги, восстановил ликвидность всей финансовой системы. А затем на тайном совещании банкиров и политиков на острове Джекил в ноябре 1910 года было принято решение, что такую операцию (то есть рефинансирование банковской системы)  нужно сделать систематической и её институционализировать.

...Если бы создание ФРС было бы только операцией банкиров и финансистов по реконфигурации мировой (и американской) экономики в свою пользу — может быть, у них бы ничего и не получилось. ...Но ...для того чтобы банковская система могла и дальше выполнять свои экономические функции, необходимо было её надстроить следующим элементом, роль которого и сыграл сегодняшний юбиляр, Федеральная резервная система США.



В общем, на тот момент ФРС совсем неплохо справилась с задачей, ради которой возникла. Следствием чего стало появление аналогичных струкртур - Центробанков с похожими функциями - в других странах. Но счастье оказалось недолгим:


...Ресурсов ФРС хватило на то, чтобы продержать ситуацию до начала 30-х годов, а потом начался новый кризис падения эффективности капитала.
Его «вели» по дефляционному сценарию, что позволило финансовому сектору перераспределить в свою пользу значительную часть национального богатства: когда денег в экономике не хватало ни для кого, кроме как для «особо приближённых» к ФРС, именно эти последние и могли тратить эти деньги на покупку наиболее ценных активов.
...Именно этот, формально вполне легальный (только не всем доступный), инструмент и стал главным источником перераспределения прибыли в экономике в пользу финансового сектора, позволив ему увеличить свою долю прибыли в экономике с величины 5–8% (до Второй мировой войны) до нынешних более чем 50%. И понятно, что никакая экономика не может нормально существовать, когда посреднический, по сути, сектор начинает перераспределять в свою пользу более 50% добавленной стоимости.

...кризис падения эффективности капитала 30-х годов завершился расширением рынков для тех систем разделения труда (технологических зон), которые выиграли эту войну, то есть Западной (Американской) и Советской. А следующий кризис падения эффективности капитала начался в США в 70-е годы (можно даже точно назвать день — 15 августа 1971 года, когда США объявили второй в ХХ веке дефолт). И из него Америка вышла, придумав новый механизм снижения рисков производителей, в некотором смысле — фальсифицировав расширение рынков. А именно: они начали безудержное кредитование потребителей. Что, понятно, увеличило рынки сбыта, позволило запустить следующую технологическую волну (реализовать следующий «технологический уклад» в терминологии С. Глазьева), разрушить СССР и сделать последнее в истории реальное расширение рынков («золотой век» Клинтона)...

...А вот что дальше? Расширение рынков более невозможно, центробанки исчерпали свои возможности по стимулированию банковской системы (ставки и резервы на абсолютных минимумах), эффективность эмиссии по поддержанию реального сектора минимальна. В этот момент у мировой финансовой элиты появилась идея о том, что можно повторить «фокус» столетней давности и сделать ещё одну надстройку, только уже не над банками, а над центробанками. То есть сделать (на базе МВФ) «центробанк центробанков» как инструмент снижения рисков. Всё бы ничего, но, в отличие от времён Дж. П. Моргана, всё это делалось открыто — и в результате бюрократия США закрыла эту попытку через «дело Стросс-Кана».


Таким образом, вся схема финансового снижения рисков производителя, которая была объективной экономической основной существования ФРС (в которой последняя выступала или последней инстанцией, или важным промежуточным механизмом), подошла к концу. Вопрос о том, сколько будет существовать ФРС после своего столетнего юбилея, открыт, но можно смело говорить о том, что времена, когда эта организация была на верхней ступени своего могущества, прошли. И роль эта будет всё быстрее и быстрее сокращаться. Уж в мире — так точно.

Аминь.


@темы: США, ФРС, Хазин, ежедневник, история, мировой кризис, экономика

20:04 

16 декабря - "Бостонское чаепитие"

Тенденция, однако...

Вот и попили чаю, такскзсть...
На дворе стоял 1773 год. Английское правительство, которому не хватало денег (а когда какому правительству их хватало?), обложило дополнительным налогом чай, оставляемый в североамериканские колонии. Что нарушало право колонистов подчиняться тому налоговому законодательству, в принятии которого принимали участие их представители (а колониальное самоуправление влияния на лондонский Парламент, понятно, не имело никакого).
В итоге груз чая оказался уничтожен. В ответ правительство распустило местное самоуправление, слово за слово - и в 1776-м году, когда Второй Континентальный Конгресс фактически взял на себя функции сепаратистского правительства, началась война. Одновременно с начало эскалации была принята и Декларация Независимости...


@темы: Великобритания, США, война, ежедневник, история

06:06 

7 декабря - атака на Перл-Харбор

Тенденция, однако...

И - начало Тихоокеанской войны в рамках Второй Мировой войны.

Атака Пёрл-Харбора (или, по японским источникам, Гавайская операция) — внезапное комбинированное нападение японской палубной авиации авианосного соединения вице-адмирала Тюити Нагумо и японских сверхмалых подводных лодок, доставленных к месту атаки подводными лодками Японского императорского флота, на американские военно-морскую и воздушные базы, расположенные в окрестностях Пёрл-Харбора на острове Оаху (Гавайские острова), произошедшее воскресным утром 7 декабря 1941 года.
Атака состояла из двух авиационных налётов, в которой участвовало 353 самолёта, вылетевших с 6 японских авианосцев. Итогом нападения стало затопление четырёх линейных кораблей ВМС США (два из которых были восстановлены и возвращены к службе в конце войны), ещё четыре были повреждены. Японцы также потопили или повредили три крейсера, три эсминца, 1 минный заградитель; уничтожили 188—272 самолетов (по разным источникам); человеческие жертвы — 2402 убитых и 1282 раненых. Электростанция, верфь, топливное и торпедное хранилища, пирсы, а также здание главного управления от нападения не пострадали. Японские потери были минимальными: 29 самолётов, 4 малогабаритные подводные лодки вместе с 65 погибшими или получившими ранения военнослужащими.


У нас как-то сложилось двойственное отношение к Тихоокеанской войне. СССР вступил в неё только в самом конце, всё время Великой Отечественной между Советским Союзом и Японской Империей продержался нейтралитет. А потом, когда мы сами стали рассматривать США как основного врага, к Японии проснулось даже некое сочувствие.
С одной стороны - это глупо:

на тот момент - во 2МВ - Япония однозначно была нашим врагом. То, что во внутрияпонских феодальных разборках Армия проиграла Флоту, и было выбрано южное (война с США), а не северное (война с СССР) направление экспансии, дело отчасти случая, отчасти - нашей победы под Москвой (ну, и вполне памятного японцам разгрома на Халхин-Голе в 39-м). Но вполне могло случиться и иначе.
И именно так оно в то время и воспринималось. У нас, в Запасной Столице - Куйбышеве, в день нападения на Перл-Харбор в "Парусе" (ресторан и неофициальный пресс-центр) состоялась эпохальная драка между японскими и американскими журналистами... Так вот старики однозначно определяют итог: "наши победили". "Наши" - это американцы, и никак иначе.
Тем не менее, совсем уж ошибочным такой подход не является. Просто самое позднее с 1943-го года шансы Оси на победу во 2МВ стали строго равны нулю. И весь смысл войны теперь заключался в "гонке" между союзниками. Если США успевают задавить Ямато раньше, чем СССР - Рейх, то они могут поучаствовать и в разгроме Германии, что позволит им проглотить не только всю Восточную Азию (которая при таком раскладе освобождается именно ими), но и Западную Европу (как минимум - Западную). Если же СССР выигрывает свою часть 2МВ раньше, то он получает всю Европу и половину Азии. Так что в определённом смысле японцы с американцами воевали за советские интересы, а немцы с нами - за американские...
В итоге, как известно, американцы, поняв, что не успевают, сочли, что Европа важнее Азии, и ослабили натиск на Японию ради переброски войск в Европу против Германии (ЕМНИП, решение принято на Тегеранской конференции). В итоге они получили свою Западную Европу... но основная часть Восточной Азии - в том числе Китай - досталась СССР. Почти ничья, но по очками мы вели, да...


Что касается непосредственно нападения на Перл-Харбор... Что ж, мало остаётся сомнений в том, что Рузвельт сознательно провоцировал Японию на атаку. Уж слишком нужна была США эта война, и слишком сильны были позиции изоляционистов в Конгрессе. Более того, чем более тяжёлый ущерб понесли бы США при такой атаке, тем лучше достигались бы стратегические цели Рузвельта: в ходе справедливой войны установить контроль над Европой и Восточной Азией, окончательно подчинив Британскую Империю и не дав подняться СССР. Цель, средства... Ну, мы же всё понимаем, правда?

Тем более, что - чего уж тут - у нас в начале Великой Отечественной тоже много странного происходило. Версия Онотоле действительно многое объясняет...


@темы: история, Япония, США, СССР, Онотоле, Вторая Мировая война, Великая Отечественная война

11:18 

Вторая Гражданская война в США

Тенденция, однако...

или тут: http://youtu.be/t6ewDF_zPmk

Переслегин со товарищи закончили-таки свой цикл по гражданским войнам. Последняя в списке - потенциальная вторая гражданская в США. Основной отчёт (в ролике) выложили ещё 12 октября, но я тогда, похоже, отмечал день рождения.)) А тут - типа-рассказ участника событий. С литературной точки зрения - полный кошмар, но основная идея понятна:

Солнце нещадно жгло равнины Техаса. На календаре было 14 августа 2016-го года.
Я, лейтенант американской армии Джозеф Абрамс и мои товарищи, а так же подчиненные, в целях так сказать повышения общей образованности просматривали по Ютубу запись трансляции доклада РЭНД-корпорации о цикличности американской истории. Самой возможности выхода на эти каналы мы были обязаны моему подчиненному Риккардо, мексиканцу по происхождению, но как говаривали в нашей роте скорее всего его предки относились к "самому умному народу". Данный сержант очень быстро смог обрасти связями в расквартированном неподалеку подразделении РЭБ и инфобезопастности, за счет чего мы и получили возможность довольно свободно ознакомляться с подобного рода информацией. В прошлые времена мы бы не обратили на это внимание, но в последнее время участились склоки в конгрессе, произошел ряд банковских крахов, приближались президентские выборы, ну и короче была небольшая задержка жалования - скорее всего техническая, но полковник Джордж на совещании состоявшемся после указанного инцидента призвал нас не драматизировать ситуацию и сохранять спокойствие. "Ему легко говорить, у него, небось, нет ипотечных кредитов" заметил один из моих сослуживцев. Ну в общем, немалое количество людей в нашем подразделении начали проявлять очень живой интерес к политике.

Дальше - тут.

Доигрывать до конца они не стали. Слишком грустно... 


@темы: АИ, Переслегин, США, война, грустно, история, философия, футурология

02:22 

Радостная годовщина

Тенденция, однако...
Оригинал взят у iskandermakarov в Радостная годовщина
11 сентября в США случилось то, что неизменно радует большинство населения земного шара:


150 лет назад в этот день родился Уильям Сидни Портер, больше известный под псевдонимом О. Генри!



Этот выдающийся американский писатель, прозаик, автор популярных новелл, признанный мастер короткого рассказа, известен своим тонким юмором и неожиданными развязками. Его перу принадлежат роман «Короли и капуста» и 273 рассказа, в том числе и этот:


БЕЗ ВЫМЫСЛА

Чтобы предубежденный читатель не отшвырнул сразу же эту книгу в самый
дальний угол комнаты, я заранее предупреждаю, что это - не газетный рассказ.
Вы не найдете здесь ни энергичного, всезнающего редактора, ни
вундеркинда-репортера только что из деревни, ни сенсации, ни вымысла -
ничего.
Но если вы разрешите мне избрать местом действия для первой сцены
репортерскую комнату "Утреннего маяка", то в ответ на эту любезность я в
точности сдержу все данные мною выше обещания.
В "Маяке" я работал внештатным сотрудником и надеялся, что меня
переведут на постоянное жалованье. В конце длинного стола, заваленного
газетными вырезками, отчетами о заседаниях конгресса и старыми подшивками,
кто-то лопатой - или граблями расчистил для меня местечко. Там я работал. Я
писал обо всем, что нашептывал, трубил и кричал мне огромный город во время
моих прилежных блужданий по его улицам. Заработок мой не был регулярным.
Однажды ко мне подошел и оперся на мой стол некто Трипп. Он что-то
делал в печатном отделе, - кажется, имел какое-то отношение к иллюстрациям;
от него пахло химикалиями, руки были вечно измазаны и обожжены кислотами.
Ему было лет двадцать пять, а на вид - все сорок. Половину его лица скрывала
короткая курчавая рыжая борода, похожая на коврик для вытирания ног, только
без надписи "Добро пожаловать". У него был болезненный, жалкий, заискивающий
вид, и он постоянно занимал деньги в сумме от двадцати пяти центов до одного
доллара. Больше доллара он не просил никогда. Он так же хорошо знал предел
своего кредита, как Национальный Химический банк знает, сколько H2O может
обнаружиться в результате анализа некоторых обеспечений. Присев на краешек
стола, Трипп стиснул руки, чтобы они не дрожали. Виски! Он всегда пытался
держаться беспечно и развязно, это никого не могло обмануть, но помогало ему
перехватывать взаймы, потому что очень уж жалкой была эта наигранность.


В тот день я выманил у ворчливого бухгалтера пять блестящих серебряных
долларов в виде аванса за рассказ, который весьма неохотно был принят для
воскресного номера. Поэтому если я и не состоял еще в мире со всей
вселенной, то перемирие во всяком случае было заключено, и я с жаром
приступил к описанию Бруклинского моста при лунном свете.
- Ну-с, Трипп, - сказал я, взглянув на него не слишком приветливо, -
как дела?
Вид у него был еще более несчастный, измученный, пришибленный и
подобострастный, чем обычно. Когда человек доходит до такой ступени
унижения, он вызывает такую жалость, что хочется его ударить.
- У вас есть доллар? - спросил Трипп, и его собачьи глаза заискивающе
блеснули в узком промежутке между высоко растущей спутанной бородой и низко
растущими спутанными волосами.
- Есть! - сказал я. - Да, есть, - еще громче и резче повторил я, - и не
один, а целых пять. И могу вас уверить, мне стоило немалого труда вытянуть
их из старика Аткинсона. Но я их вытянул, - продолжал я, - потому что мне
нужно было - очень нужно - просто необходимо - получить именно пять
долларов.
Предчувствие неминуемой потери одного из этих долларов заставляло меня
говорить внушительно.
- Я не прошу взаймы, - сказал Трипп. Я облегченно вздохнул. - Я думал,
вам пригодится тема для хорошего рассказа, - продолжал он, - у меня есть для
вас великолепная тема. Вы могли бы разогнать ее по меньшей мере на целую
колонку. Получится прекрасный рассказ, если обыграть как надо. Материал
стоил бы вам примерно один-два доллара. Для себя я ничего не хочу.
Я стал смягчаться. Предложение Триппа доказывало, что он ценит прошлые
ссуды, хотя и не возвращает их. Догадайся он в ту минуту попросить у меня
двадцать пять центов, он получил бы их немедленно.
- Что за рассказ? - спросил я и повертел в руке карандаш с видом
заправского редактора.
- Слушайте, - ответил Трипп - Представьте себе: девушка. Красавица.
Редкая красавица. Бутон розы, покрытый росой, фиалка на влажном мху и прочее
в этом роде. Она прожила двадцать лет на Лонг-Айленде и ни разу еще не была
в Нью-Йорке. Я налетел на нее на Тридцать четвертой улице. Она только что
переехала на пароме через Восточную реку. Говорю вам, она такая красавица,
что ей не страшна конкуренция всех мировых запасов перекиси. Она остановила
меня на улице и спросила, как ей найти Джорджа Брауна. Спросила, как найти в
Нью-Йорке Джорджа Брауна. Что вы на это скажете?
Я разговорился с ней и узнал, что на будущей неделе она выходит замуж
за молодого фермера Додда - Хайрэма Додда. Но, по-видимому, Джордж Браун еще
сохранил первое место в ее девичьем сердце. Несколько лет назад этот Джордж
начистил сапоги и отправился в Нью-Йорк искать счастья. Он забыл вернуться в
Гринбург, и Хайрэм, как второй кандидат, занял его место. Но когда дошло до
развязки, Ада - ее зовут Ада Лоури - оседлала коня, проскакала восемь миль
до железнодорожной станции, села в первый утренний поезд и поехала в
Нью-Йорк, искать Джорджа. Вот они, женщины! Джорджа нет, значит вынь да
положь ей Джорджа.
Вы понимаете, не мог же я оставить ее одну в этом
Волчьем-городе-на-Гудзоне. Она, верно, рассчитывала, что первый встречный
должен ей ответить: "Джордж Браун? Да-да-да... минуточку... такой коренастый
парень с голубыми глазами? Вы его найдете на Сто двадцать пятой улице, рядом
с бакалейной лавкой. Он - кассир в шорно-седельном магазине". Вот до чего
она очаровательно наивна! Вы знаете прибрежные деревушки Лонг-Айленда, вроде
этого Гринбурга, - две-три утиные фермы для развлечения, а для
заработка - устрицы да человек десять дачников. Вот из такого места она и
приехала. Но вы обязательно должны ее увидеть! Я ничем не мог ей помочь. По
утрам у меня деньги не водятся. А у нее почти все ее карманные деньги ушли
на железнодорожный билет. На оставшуюся четверть доллара она купила леденцов
и ела их прямо из кулечка. Мне пришлось отвести ее в меблированные комнаты
на Тридцать второй улице, где я сам когда-то жил, и заложить ее там за
доллар. Старуха Мак-Гиннис берет доллар в день. Я провожу вас туда.
- Что вы плетете, Трипп? - сказал я. - Вы ведь говорили, что у вас есть
тема для рассказа. А каждый паром, пересекающий Восточную реку, привозит и
увозит с Лонг-Айленда сотни девушек...
Ранние морщины на лице Триппа врезались еще глубже. Он серьезно глянул
на меня из-под своих спутанных волос, разжал руки и, подчеркивая каждое
слово движением трясущегося указательного пальца, сказал:
- Неужели вы не понимаете, какой изумительный рассказ из этого можно
сделать? У вас отлично выйдет. Поромантичнее опишите девушку, нагородите
всякой всячины о верной любви, можно малость подтрунить над простодушием
жителей Лонг-Айленда, - ну, вы то лучше меня знаете, как это делается. Вы
получите никак не меньше пятнадцати долларов. А вам рассказ обойдется в
каких-нибудь четыре. У вас останется чистых одиннадцать долларов!
- Почему это он обойдется мне в четыре доллара? - спросил я
подозрительно.
- Один доллар - миссис Мак-Гиннис, - без запинки ответил Трипп, - и два
девушке, на обратный билет.
- А четвертое измерение? - осведомился я, быстро подсчитав кое-что в
уме.
- Один доллар мне, - сказал Трипп. - На виски. Ну, идет?
Я загадочно улыбнулся и удобно пристроил на столе локти, делая вид, что
возвращаюсь к прерванной работе. Но стряхнуть этот фамильярный,
подобострастный, упорный, несчастный репейник в человеческом образе было не
так-то легко. Лоб его вдруг покрылся блестящими бусинками пота.
- Неужели вы не понимаете, - сказал он с какой-то отчаянной решимостью,
- что девушку нужно отправить домой сегодня днем - не вечером, не завтра, а
сегодня днем! Я сам ничего не могу сделать. Вы же знаете, я - действительный
и почетный член Клуба Неимущих.
Я ведь думал, что вы могли бы сделать из всего этого хороший рассказ и
в конечном счете заработать. Но как бы там ни было, неужели вы не понимаете,
что ее во что бы то ни стало нужно отправить сегодня, не дожидаясь вечера?
Тут я начал ощущать тяжелое, как свинец, гнетущее чувство, именуемое
чувством долга. Почему это чувство ложится на нас как груз, как бремя? Я
понял, что в этот день мне суждено лишиться большей части с таким трудом
добытых денег ради того, чтобы выручить Аду Лоури. Но я дал себе клятву, что
Триппу не видать доллара на виски. Пусть сыграет на мой счет роль
странствующего рыцаря, но устроить попойку в честь моего легковерия и
слабости ему не удастся. С какой-то холодной яростью я надел пальто и шляпу.
Покорный, униженный Трипп, тщетно пытаясь угодить мне, повез меня на
трамвае в своеобразный ломбард тетушки Мак-Гиннис. За проезд платил,
конечно, я. Казалось, этот пропахший коллодием Дон Кихот и самая мелкая
монета никогда не имели друг с другом ничего общего.
Трипп дернул звонок у подъезда мрачного кирпичного дома. От слабого
звяканья колокольчика он побледнел и сжался, точно заяц, заслышавший собак.
Я понял, как ему живется, если приближающиеся шаги квартирной хозяйки
приводят его в такой ужас.
- Дайте один доллар, скорей! - прошептал он.
Дверь приоткрылась дюймов на шесть. В дверях стояла тетушка Мак-Гиннис,
белоглазая - да, да, у нее были белые глаза - и желтолицая, одной рукой
придерживая у горла засаленный розовый фланелевый капот. Трипп молча сунул
ей доллар, и нас впустили.
- Она в гостиной, - сказала Мак-Гиннис, поворачивая к нам спину своего
капота.
В мрачной гостиной за треснутым круглым мраморным столам сидела девушка
и, сладко плача, грызла леденцы. Она была безукоризненно красива. Слезы лишь
усиливали блеск ее глаз. Когда она разгрызала леденец, можно было думать
только о поэзии ее движений и завидовать бесчувственной конфете. Ева в
возрасте пяти минут - вот с кем могла сравниться мисс Лоури в возрасте
девятнадцати-двадцати лет. Трипп представил меня, леденцы были на
мгновение забыты, и она стала рассматривать меня с наивным интересом, как
щенок (очень породистый) рассматривает жука или лягушку.
Трипп стал у стола и оперся на него пальцами, словно адвокат или
церемониймейстер. Но на этом сходство кончалось. Его поношенный пиджак был
наглухо застегнут до самого ворота, чтобы скрыть отсутствие белья и
галстука. Беспокойные глаза, сверкавшие в просвете между шевелюрой и
бородой, - напоминали шотландского терьера. Меня кольнул недостойный стыд
при мысли, что я был представлен безутешной красавице как его друг. Но
Трипп, видимо, твердо решил вести церемонию по своему плану. Мне казалось,
что в его позе, во всех его действиях сквозит стремление представить мне все
происходящее как материал для газетного рассказа в надежде все-таки выудить
у меня доллар на виски.
- Мой друг (я содрогнулся) мистер Чалмерс, - начал Трипп, - скажет вам
то же самое, что уже сказал вам я, мисс Лоури. Мистер Чалмерс - репортер и
может все объяснить вам гораздо лучше меня. Поэтому-то я и привел его. (О
Трипп, тебе скорее нужен был Среброуст!). Он прекрасно во всем разбирается и
может посоветовать, как вам лучше поступить.
Я не чувствовал особой уверенности в своей позиции, к тому же и стул,
на который я сел, расшатался и поскрипывал.
- Э... э... мисс Лоури, - начал я, внутренне взбешенный вступлением
Триппа. - Я весь к вашим услугам, но... э-э... мне неизвестны все
обстоятельства дела, и я... гм...
- О! - сказала мисс Лоури, сверкнув улыбкой. - Дело не так уж плохо,
обстоятельств-то никаких нет. В Нью-Йорк я сегодня приехала в первый раз, не
считая того, что была здесь лет пяти от роду. Я никогда не думала, что это
такой большой город. И я встретила мистера... мистера Сниппа на улице и
спросила его об одном моем знакомом, а он привел меня сюда и попросил
подождать.
- По-моему, мисс Лоури, - вмешался Трипп, - вам лучше рассказать
мистеру Чалмерсу все. Он - мой друг (я стал привыкать к этой кличке) и даст
вам нужный совет.
- Ну, конечно, - обратилась ко мне Ада, грызя леденец, - но больше и
рассказывать нечего, кроме разве того, что в четверг я выхожу замуж за
Хайрэма Додда.
Это уже решено. У него двести акров земли на самом берегу и один из
самых доходных огородов на Лонг-Айленде. Но сегодня утром я велела оседлать
мою лошадку, - у меня белая лошадка, ее зовут Танцор, - и поехала на станцию.
Дома я сказала, что пробуду целый день у Сюзи Адамс; я это, конечно,
выдумала, но это не важно. И вот я приехала поездом в Нью-Йорк и встретила
на улице мистера... мистера Флиппа и спросила его, как мне найти Дж... Дж...
- Теперь, мисс Лоури, - громко и, как мне показалось, грубо перебил ее
Трипп, едва она запнулась, - скажите, нравится ли вам этот молодой фермер,
этот Хайрэм Додд. Хороший ли он человек, хорошо ли к вам относится?
- Конечно, он мне нравится, - с жаром ответила мисс Лоури, - он очень
хороший человек И, конечно, он хорошо ко мне относится. Ко мне все хорошо
относятся.
Я был совершенно уверен в этом. Все мужчины всегда будут хорошо
относиться к мисс Аде Лоури. Они будут из кожи лезть, соперничать,
соревноваться и бороться за счастье держать над ее головой зонтик, нести ее
чемодан, поднимать ее носовые платки или угощать ее содовой водой.
- Но вчера вечером, - продолжала мисс Лоури, - я подумала о Дж... о...
о Джордже и... и я...
Золотистая головка уткнулась в скрещенные на столе руки. Какой чудесный
весенний ливень! Она рыдала безудержно. Мне очень хотелось ее утешить. Но
ведь я - не Джордж. Я порадовался, что я и не Хайрэм... но и пожалел об
этом.
Вскоре ливень прекратился. Она подняла голову, бодрая и чуть
улыбающаяся. О! Из нее, несомненно, выйдет очаровательная жена - слезы
только усиливают блеск и нежность ее глаз. Она сунула в рот леденец и стала
рассказывать дальше.
- Я понимаю, что я ужасная деревенщина! - говорила она между вздохами и
всхлипываниями. - Но что же мне делать? Джордж и я... мы любили друг друга с
того времени, когда ему было восемь лет, а мне пять. Когда ему исполнилось
девятнадцать, - это было четыре года тому назад, - он уехал в Нью-Йорк. Он
сказал, что станет полисменом, или президентом железнодорожной компании, или
еще чем-нибудь таким, а потом приедет за мной. Но он словно в воду канул...
А я... я очень любила его.
Новый поток слез был, казалось, неизбежен, но Трипп бросился к шлюзам и
вовремя запер их. Я отлично понимал его злодейскую игру. Во имя своих
гнусных, корыстных целей он старался во что бы то ни стало создать газетный
рассказ.
- Продолжайте, мистер Чалмерс, - сказал он. - Объясните даме, как ей
следует поступить. Я так и говорил ей, - вы мастер на такие дела. Валяйте!
Я кашлянул и попытался заглушить свое раздражение против Триппа. Я
понял, в чем мой долг. Меня хитро заманили в ловушку, и теперь я крепко в
ней сидел. В сущности говоря, то, чего хотел Трипп, было вполне справедливо.
Девушку нужно вернуть в Гринбург сегодня же. Ее необходимо убедить,
успокоить, научить, снабдить билетом и отправить без промедления. Я
ненавидел Хайрэма и презирал Джорджа, но долг есть долг. Noblesse oblige и
жалкие пять серебряных долларов не всегда оказываются в романтическом
соответствии, но иногда их можно свести вместе. Мое дело - быть оракулом и
вдобавок оплатить проезд. И вот, войдя одновременно в роли Соломона и агента
Лонг-Айлендской железной дороги, я заговорил так убедительно, как только
мог.
- Мисс Лоури, жизнь - достаточно сложная штука. - Произнося эти слова,
я невольно уловил в них что-то очень знакомое, но понадеялся, что мисс Лоури
не слышала этой модной песенки. - Мы редко вступаем в брак с предметом нашей
первой любви. Наши ранние увлечения, озаренные волшебным блеском юности,
слишком воздушны, чтобы осуществиться. - Последние слова прозвучали банально
и пошловато, но я все-таки продолжал. - Эти наши заветные мечты, пусть
смутные и несбыточные, бросают чудный отблеск на всю нашу последующую жизнь.
Но ведь жизнь - это не только мечты и грезы, это действительность. Нельзя
жить одними воспоминаниями. И вот мне хочется спросить вас, мисс Лоури, как
вы думаете, могли ли бы вы построить счастливую... то есть согласную,
гармоничную жизнь с мистером... мистером Доддом, если во всем остальном,
кроме романтических воспоминаний, он человек, так сказать, подходящий?
- О, Хайрэм очень славный, - ответила мисс Лоури. - Конечно, мы бы с
ним прекрасно ладили. Он обещал мне автомобиль и моторную лодку. Но
почему-то теперь, когда подошло время свадьбы, я ничего не могу с собой
поделать... я все время думаю о Джордже. С ним, наверно, что-нибудь
случилось, иначе он написал бы мне. В день его отъезда мы взяли молоток и
зубило и разбили пополам десятицентовую монету. Я взяла одну половинку, а он
- другую, и мы обещали быть верными друг другу и хранить их, пока не
встретимся снова. Я храню свою половинку в коробочке с кольцами, в верхнем
ящике комода. Глупо было, конечно, приехать сюда искать его. Я никогда не
думала, что это такой большой город.
Здесь Трипп перебил ее своим отрывистым скрипучим смехом. Он все еще
старался состряпать какую-нибудь драму или рассказик, чтобы выцарапать
вожделенный доллар.
- Эти деревенские парни о многом забывают, как только приедут в город и
кой-чему здесь научатся. Скорее всего ваш Джордж свихнулся или его зацапала
другая девушка, а может быть, сгубило пьянство или скачки. Послушайтесь
мистера Чалмерса, отправляйтесь домой, и все будет хорошо.
Стрелка часов приближалась к полудню; пора было действовать. Свирепо
поглядывая на Триппа, я мягко и разумно стал уговаривать мисс Лоури
немедленно возвратиться домой. Я убедил ее, что для ее будущего счастья
отнюдь не представляется необходимым рассказывать Хайрэму о чудесах
Нью-Йорка, да и вообще о поездке в огромный город, поглотивший незадачливого
Джорджа.
Она сказала, что оставила свою лошадь (бедный Росинант!) привязанной к
дереву у железнодорожной станции. Мы с Триппом посоветовали ей сесть на это
терпеливое животное, как только она вернется на станцию, и скакать домой как
можно быстрее. Дома она должна подробно рассказать, как интересно она
провела день у Сюзи Адамс. С Сюзи можно сговориться, - я уверен в этом, - и
все будет хорошо.
И тут я, не будучи неуязвим для ядовитых стрел красоты, сам начал
увлекаться этим приключением. Мы втроем поспешили к парому; там я узнал, что
билет до Гринбурга стоит всего один доллар восемьдесят центов. Я купил
билет, а за двадцать центов - ярко-красную розу для мисс Лоури. Мы посадили
ее на паром и смотрели, как она махала нам платочком, пока белый лоскуток не
исчез вдали. А затем мы с Триппом спустились с облаков на сухую, бесплодную
землю, осененную унылой тенью неприглядной действительности.
Чары красоты и романтики рассеялись. Я неприязненно посмотрел на
Триппа: он показался мне еще более измученным, пришибленным, опустившимся,
чем обычно. Я нащупал в кармане оставшиеся там два серебряных доллара и
презрительно прищурился. Трипп попытался слабо защищаться.
- Неужели же вы не можете сделать из этого рассказ? - хрипло спросил
он. - Хоть какой ни на есть, ведь что-нибудь вы можете присочинить от себя?
- Ни одной строчки! - отрезал я. - Воображаю, как взглянул бы на меня
Граймс, если бы я попытался всучить ему такую ерунду. Но девушку мы
выручили, будем утешаться хоть этим.
- Мне очень жаль, - едва слышно сказал Трипп, - мне очень жаль, что вы
потратили так много денег. Мне казалось, что это прямо-таки находка, что из
этого можно сделать замечательный рассказ, понимаете, - рассказ, который
имел бы бешеный успех.
- Забудем об этом, - сказал я, делая над собой похвальное усилие, чтобы
казаться беспечным, - сядем в трамвай и поедем в редакцию.
Я приготовился дать отпор его невысказанному, но ясно ощутимому
желанию. Нет! Ему не удастся вырвать, выклянчить, выжать из меня этот
доллар. Довольно я валял дурака!
Дрожащими пальцами Трипп расстегнул свой выцветший лоснящийся пиджак и
достал из глубокого, похожего на пещеру кармана нечто, бывшее когда-то
носовым платком. На жилете у него блеснула дешевая цепочка накладного
серебра, а на цепочке болтался брелок. Я протянул руку и с любопытством его
потрогал. Это была половина серебряной десятицентовой монеты, разрубленной
зубилом.
- Что?! - спросил я, в упор глядя на Триппа.
- Да, да, - ответил он глухо, - Джордж Браун, он же Трипп. А что толку?
Хотел бы я знать, кто, кроме женского общества трезвости, осудит меня
за то, что я тотчас вынул из кармана доллар и без колебания протянул его
Триппу.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru





@темы: США, искусство, история, красный день календаря, литература

Лукоречье

главная